Проєктний менеджмент

С кого брать пример

Когда мы движемся вперёд, к намеченной цели, то часто в качестве ориентира выбираем для себя кого-то, кто этой цели уже достиг. Начинающие футболисты пытаются подражать Криштиану Роналду или Лионелю Месси, а начинающие предприниматели – Джефу Безосу и Джеку Ма. Но что если посмотреть на тех, кто идёт немного впереди Вас или даже движется рядом?

В Украине последние годы активно развивается социальное предпринимательство. И в качестве ориентира того, куда мы хотим прийти, конечно же выбираются такие страны, как Великобритания или Канада. Мы же предлагаем взглянуть на страну, которая сегодня также делает свои первые шаги на пути урегулирования вопросов, касающихся социальных предпринимателей, – Казахстан.

Ситуация с социальным предпринимательством в Казахстане вполне сопоставима с украинскими реалиями. Например, если говорить про объёмы этого рынка, то в Ассоциацию социальных предпринимателей Казахстана на сегодняшний день входит 120 человек, а общее их количество варьируется от 300 до 500. В Украине в 2017 году насчитали примерно 170 социальных предпринимателей, однако возникла та же проблема, что и в Казахстане: с одной стороны, не все люди относят себя к этому направлению, считая, что они занимаются обыкновенным бизнесом; с другой стороны, часть предпринимателей просто не понимает (или не хочет говорить), в каком юридическом статусе находится. Эти цифры позволяют нам говорить о примерной сопоставимости рынков социального предпринимательства в этих двух странах.

По данным опроса, проведённого в Казахстане в 2020 году, ответы на вопрос «Каков юридический статус, в котором [ваша] организация ведет социально предпринимательскую деятельность?» разделились на три почти идентичные группы:
·        32 % являются некоммерческими организациями и ведут свою деятельность в форме общественного объединения или фонда.
·        35,7 % респондентов ведут свою деятельность в форме АО, ТОО или же ИП. 
·        32 % респондентов не смогли ответить на этот вопрос.

В Украине же подобный опрос дал возможность получить следующие ответы:
·        благотворительная организация/общественное объединение – 6%;
·        физическое лицо предприниматель – 5%;
·        частное предприятие/организация – 26%;
·        общественная организация – 16%;
·        общество с ограниченной ответственностью – 14%;
·        с/х кооператив – 13%;
·        бизнес-ассоциация предприятий гражданского общества – 10%;
·        не определились – 10%.




С одной стороны, мы видим, что процент опрошенных, которые не смогли точно сказать, куда они относятся, намного меньше, чем в Казахстане. Однако выбор вариантов здесь намного больше, что делает результаты более размытыми. При этом представители общественной организации «Эгалитэ Интернейшнл», которая занимается развитием и продвижением социального предпринимательства в Украине, подчёркивают, что на сегодняшний день социальные предприниматели в основном находятся в среде малого и среднего бизнеса.

Аналогичные показатели и в Казахстане: 66% респондентов имеет 1-5 человек в команде, включая управленческий персонал, и всего 3% компаний обладают командой 50 и более человек.

Что касается рыночной конъюнктуры, то здесь ситуация несколько отличается. В Украине, например, 35% респондентов трудоустраивают представителей уязвимых групп населения, а 8% решают экологические проблемы, в то время как в Казахстане этим занимаются 6% и 1% соответственно. В то же время, на казахском рынке большая часть респондентов отметила, что занимается развитием местных сообществ, социальной работой, социальной защитой и помощью людям в сложной жизненной ситуации, что не совсем относится к социальному предпринимательству.

Это показывает схожесть проблем, стоящих перед Украиной и Казахстаном: отсутствие чёткого регулирования социального предпринимательства и, как следствие, непонимание того, чем на самом деле является социальное предприятие и каковы его цели.
Из этого вытекает ещё одно важное направление развитие – обучение социальному предпринимательству. В обеих рассматриваемых странах существуют различные фонды и акселерационные программы, деятельность которых осуществляется именно в этой области. Но важны не знания сами по себе, а как они будут применяться в дальнейшем.

Так, например, только за 2018-2019 гг. в инкубаторе Zhas Project (Казахстан) было финансировано 1000 проектов. На каждый было выделено по 1 млн тенге (примерно $2500), а также стипендии для участников. Однако мы видим, что количество социальных предпринимателей в Казахстане существенно не увеличилось. Конечно, свою роль сыграл коронавирус, однако важным фактором тут также является отсутствие соответствующей инфраструктуры. И это можно выделить в качестве ещё одной проблемы, которую необходимо решать приоритетно.

Однако первые шаги уже были сделаны, и закон, регулирующий деятельность социальных предпринимателей, в Казахстане был принят. Работает ли он идеально? Скорее всего, нет. И именно поэтому Украине стоит обратить на него внимание. Это поможет понять, каких ошибок мы можем избежать на пути развития социального предпринимательства в нашей стране. Потому что эта страна во многом схожа с нашей, а значит, её опыт будет более ценным, нежели такие прекрасные, но столь же далёкие от нас (как в географическом, так и в культурном плане) страны Запада.